Священная война

“Если Россы всегда будут сражаться за веру своих прародителей и честь народную, то Слава будет вечным их спутником, и горе злодею, покусившемуся на хранимую Богом Святую Русь”.
М.И.Кутузов

Вскоре после того рокового дня, когда армии фашистской Германии и ее союзников напали на нашу Родину, на всю страну прозвучала песня “Священная война”.
Напомним, что последняя предвоенная пятилетка называлась «безбожной»: ее главной идеологической целью являлось полное искоренение Православия на всей территории СССР. На советских людей с самого раннего детства обрушивалась грубая, глумливая антирелигиозная пропаганда. Верующие объявлялись «социально чуждыми», то есть враждебными «самому прогрессивному» в истории человечества социалистическому государству.
Практически все духовенство было уничтожено или находилось в концлагерях, где испытывало изощренные издевательства от надзирателей, охранников и начальства, или «социально близких» уголовников и ожидало медленной и мучительной смерти. Храмы или разрушались, или превращались в «овощные хранилища», святыни подвергались поруганию, церковное достояние разграблялось, колокола шли на переплавку, а иконы — в костер…
Поразительно, что, вопреки многолетней пропаганде воинствующего атеизма, в первые же дни войны прозвучало слово “священная”, слово принципиально чуждое насильно навязываемой народу идеологии. Ведь согласно диалектическому материализму считалось, что место есть только для материального, что бытие определяет сознание, а ничего святого нет и быть не может в принципе!
Святой благоверный великий князь Александр Невский сказал перед Невской битвой, обращаясь не только к своим дружинникам, но и к далеким потомкам: “Не в силе Бог, а в правде”. Так во время Великой Отечественной Войны и говорили: “Наше дело правое, мы победим, враг будет разбит!” Раз “наше дело правое”, следовательно, правда все-таки существует сама по себе, а не только как то, что “выгодно пролетариату”. Значит, даже на государственном уровне было признано, что есть нечто священное, высшее: то, что выше и жизни и выше даже всего государства в целом.
На передовой, перед лицом смертельной опасности, среди солдат, в большинстве простых крестьянских парнишек, быстро нашлись умельцы, которые из стреляных гильз стали делать православные нательные крестики. Автору приходилось встречать ветеранов, которые всю жизнь носили на себе латунные крестики, сделанные в окопах вручную.
Все это явилось свидетельством того, что широкие слои народа всколыхнулись духовно и обратились душой к Богу. Нельзя не вспомнить, что Сталин свое первое после начала войны обращение к советскому народу начал церковным: “Братья и сестры”. Таким образом, в безбожном государстве официально зазвучали слова и понятия, проникнутые православным духом.
Действительно, советская власть была вынуждена прекратить жестокие гонения на Церковь, выпускать священнослужителей из заключения, открывать храмы и монастыри. Были учреждены правительственные награды: ордена Александра Невского, Суворова, Кутузова, Ушакова, Нахимова — в честь глубоко верующих, жертвенно служивших Церкви и Родине людей.
Интересно отметить, что талантливый полководец Вермахта генерал-полковник Гудериан отмечал, что одной из важнейших причин победы Красной Армии, было обращение советского государства и народа к историческим национальным традициям.
Вооруженные силы фашистской Германии были настолько хорошо подготовлены к войне, настолько хорошо вооружены, что даже такие развитые, обладающие мощным промышленным потенциалом государства, как Англия и Франция совместными усилиями не смогли оказать сколько-нибудь достойного сопротивления. Обладавшая численным превосходством франко-английская армия была на голову разгромлена в 1940 году немногим более чем за месяц.
Ошеломляющий успех войны на Западе привел Гитлера к убеждению, что такой же успех будет обеспечен ему и в войне против Советского Союза. “Следует ожидать, — говорил Гитлер в беседе с командующими армиями 5 декабря 1940 года, что русская армия при первом же ударе немецких войск потерпит еще большее поражение, чем армия Франции в 1940 году”. В другом разговоре с командующими армиями, происходившим 9 января 1941 года, он дополнил это высказывание, заявив, что “русские вооруженные силы представляют собой глиняный колосс без головы. У них нет хороших полководцев, и они плохо оснащены”.
Несмотря на удивительно высокие нравственные качества русских воинов, мужество, патриотизм, инициативу, в первый период войны Красная Армия понесла, неслыханное со времен татарского нашествия поражение. Неудачи Красной Армии в начальный период войны официальная история объясняет не только внезапностью нападения, а также тем, что германская армия была полностью отмобилизована, имела первоклассное вооружение и богатый опыт современной маневренной войны. Это, безусловно верно, но главное заключается в том, что фашистская Германия имела офицерский корпус, сохранивший давние традиции обучения, воспитания и руководства войсками еще со времен кайзеровской армии. Красная Армия была этого лишена. Офицерский корпус Русской императорской армии, который, как показала Первая мировая война, превосходил германский, практически полностью погиб в огне Гражданской войны, часть была вынуждена эмигрировать, а оставшаяся часть была уничтожена в двадцатые и в начале тридцатых годов.
Революция “старый мир разрушила до основания, а потом…” оказалось, что для того, чтобы восстановить уничтоженные государственные структуры и наладить их нормальную работу, не хватает времени и, главное, талантливых и образованных людей.
Ключевые посты в Красной Армии за редким исключением занимали в основном совершенно не приспособленные и не подготовленные люди. Напротив, некоторые прославленные впоследствии полководцы, такие как, К.К. Рокоссовский, К.А. Мерецков, А.В. Горбатов и другие, накануне войны были арестованы и, следовательно, были лишены возможности быть в курсе новейших достижений военного искусства. Только по счастливому стечению обстоятельств они избежали гибели.
Все это и привело к огромным потерям, особенно в начальный период войны — летом и осенью 1941 года. Но, начиная с контрнаступления под Сталинградом, положение радикально изменилось.
Русскому народу пришлось вынести неслыханные гонения и гнет со стороны советской власти, и одновременно вести смертельную схватку с исключительно сильным и беспощадным врагом — фашистской Германией. Но «разве есть на свете такие огни и муки и сила такая, которая могла бы пересилить русскую силу?»
Так что же это за сила, которую никакая сила пересилить не может? Ответ можно найти в творчестве талантливого советского поэта Константина Симонова. В стихотворении «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины» Симонов пишет:
Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в Бога не верящих внуков своих.
Ни классовая борьба, ни ненависть не могут сплотить людей. Преодолеть ненавистную рознь мира сего может только святость.
То, что в результате революции было опорочено, осмеяно, поругано вновь обрело свой смысл и значение. Потому и встала “страна огромная”, как один человек на “священную войну”, что «прадеды», победители в борьбе за веру и правду, вымолили у Господа верящим и не верящим в Бога «внукам своим» силу и стойкость победить в Великой Отечественной войне.
Удивительное самоотвержение, беспримерный подвиг, который явил наш народ в период Великой Отечественной войны — свидетельство того, что не умерла в народе вера, а наоборот, всколыхнулась и спасла нашу Родину, весь мир от богоборческой, чудовищной по своей жестокости фашистской силы.

Иерей Александр Ильяшенко
Православие и Мир

Номер: 
Месяц: 
Год: