«Жертва Богу - дух сокрушен...»

Два есть главнейших дела в настоящей жизни: одно - величайшее добро, а другое— величайшее зло; первое, как высшее благо, возводит человека на небеса, а другое, как крайнее зло, низводит его в преисподнюю ада; одно есть истина, а другое - ложь; первое есть великое упокоение, а второе - скорбь безмерная; первое есть верх разумности, второе - край безумия; первое родственно и свойственно человеку, второе враждебно и чуждо. Какие же это дела? - Это смирение и гордость. Гордость - это весь грех, а смирение - вся правда.

Надобно знать, что гордость рождается в душе человека от неведения себя самого, порождающего самомнение, а зараженные самомнением думают, что имеют нечто очень духовное, тогда как на самом деле ничего не имеют. Кроме того гордость возрастает вместе с возрастом человека. Поэтому нужно всякого человека, с малых лет, прежде чем познает он что-либо другое, научать познанию себя самого, тому, что вся жизнь его - это борьба со смертью, а во внутренностях естества своего он еще прежде смерти носит смрад и зловоние. Ибо тот, кто не знает себя, что такое он на самом деле, мало-помалу впадает в гордость и делается безумным. Ибо что можно найти несмысленнее человека, который, будучи весь покрыт проказою, гордится потому только, что носит роскошные и позлащенные одежды, хотя сам в себе срамен и полон безобразия?

Когда же обезумеет человек по причине гордости своей, тогда делается орудием диавола, и во всех своих словах и делах становится врагом Богу. Но что может быть бедственнее того, когда кто-либо поставит себя врагом Богу? Если кто заболеет телесно, то он чувствует свою болезнь и идет ко врачам; но кто заболевает душою, тот, увы, не чувствует своей болезни, и напротив чем более разбаливается, тем более становится нечувствительным и потому не желает идти ко врачам духовным. Случись, что кто-либо из таковых еще привык учить и вразумлять других, - то это уже законченный мертвец, для которого не требуется более врача...

Поскольку, таким образом, безумие и слепота гордыни близки к людям и так сильны в них, то всеблагой Бог определил, чтоб вместе с радостным находили на нас и прискорбности, чтоб чрез это научались мы смиренствовать, а не гордиться. Поэтому нам надлежит благодарить Бога более за скорби, чем за утешение, и радоваться прискорбному, как радуемся обвеселяющему.
Итак, всякому человеку необходимо знать себя самого, что он - ничто. Тех же, кто не знают себя самих, что они ничто, не может спасти Сам всемогущий Бог при всем том, что желает спасти их. И если бы кто принес Богу в дар весь мир (что конечно невозможно), а не думал о себе, о том, что он есть ничто, не может спастись никоим образом.
Не требуется, чтоб человек взамен за душу свою дал что-либо другое, кроме познания - что он ничто. Только при этом способен он будет принести Богу сердце сокрушенное и смиренное, - единственную жертву, которую всякому благочестивому человеку пристойно приносить Богу. Этой одной жертвы «Бог не уничижит» (Пс. 50, 18. 19), зная, что человек ничего не имеет собственного, что бы мог принесть Ему. Этою жертвою спасались, спасаются и будут спасаться все цари, вельможи, благородные, низкородные, мудрые, неученые, богатые, бедные, нищие, воры, обидчики, лихоимцы, развратники, убийцы и всякий род грешников. Глубина смирения - этой спасительной жертвы - должна быть измеряема мерою грехов, т. е. по мере грехов, какие наделал человек, да будет у него и смирение с сокрушением. Но и самые праведники и преподобные, и чистые сердцем, и все спасенные спасаются не иным чем, как этою жертвою. И милостыня, и вера, и удаление от мира и самый великий подвиг мученичества, и всякие другие жертвы возжигаются от воспламененной сей жертвы, - т. е. сокрушения сердечного. Это такая жертва, для которой не существует греха, побеждающего человеколюбие Божие.
Для сей единой жертвы и бывают болезни, скорби, тесноты, самое падение, страсти душевные и сопутствующая им страсти телесные - все для того, чтоб каждым богобоязненным смиренным человеком приносима была Богу эта жертва. Кто приобретет сию жертву сокрушения со смирением, тому некуда пасть, потому что он сознает себя ниже всех. И Бог сошел на землю и смирил Себя даже до смерти не для чего другого, как для того, чтоб в верующих в Него созидать сердце сокрушенное и смиренное.

Если кто-либо собирает все свое имущество и раздает бедным, постится, совершает бдения, спит на голой земле, творит молитвы день и ночь, но не взыщет от Бога приобрести и стяжать себе сердце сокрушенное, тот никакой не получит пользы от трудов своих. Но кто обретет такое сердце, тот будет шествовать по земле, как бы шествовал в Царствии Небесном. И в последний час смерти сокрушенные и смиренные сердцем получают удостоверение, что они помилованы милостивым Богом, и отходят радуясь и веселясь.
Итак, христианин, не стяжавший себе смирения Христова, так чтоб оно составляло естественное как бы его свойство, ничего уже не получит от Христа. И такой несчастный не знает ни Бога, ни себя самого: ведь если бы знал, что без Христа невозможно сделать ничего истинно доброго и спасительного, то конечно смирился бы, и как в царское одеяние, облекся бы в смирение Христово, посредством которого христиане делаются царями, царствуют и господствуют над страстями и демонами силою Господа Иисуса Христа.

Слово святого преподобного Симеона Нового Богослова

Номер: 
Месяц: 
Год: