Из книги священника Димитрия Дудко «По дорогам и бездорожью»

В храм к литургии я шел с большим трудом. Усталость, не доспал за эту неделю, вся была занята. Но преодолел, пришел.

В храме было очень много народу, во дворе за свечами стояло тоже немало. Литургия уже нача­лась, я обычно становился поодаль от двери, чтоб не продувало. Хотя все равно сквозняк. Но сегодня на обычное мое место пробраться было очень трудно, и я стал далеко позади.
Как сосредоточиться, помолиться? Но к удивле­нию моему слова почти все были слышны, хотя и шумели и разговаривали в храме. «Жаждущие»,- думал я о молящихся и старался молиться и никого не осуждать, не смотреть, как другие молятся. Но слышу вот заговорили вблизи, вижу женщина вгля­делась в икону и, видимо, за разговаривающих стала молиться. Вот идет женщина средних лет, ведет мальчика лет пяти. «Ну как он будет в такой тол­чее?» - думаю я. Она пробирается к иконе, целует ее и хочет, чтобы мальчик поцеловал. Вот еще идет молодой человек с женщиной, и за ними тоже маль­чик. Вот женщина целует икону. Свечи передают без конца. Молятся или только форму исполняют? Но нет, молятся, вот запели, и все дружно запели. Кто-то хочет сделать замечание, потом, подумав наверно, сам крестится. Вот требуют, чтоб передали подсвечник, на одной женщине загорелась от свечи шуба, другая бережно гасит на ней огонь.

Иногда прорывается шум, даже крик. А вот вы­шел священник исповедовать, говорит громко. В другое бы время, а не сейчас, когда вскоре нач­нется Пресуществление Даров...

Наконец, Литургия закончилась, но люди не рас­ходятся. Значит, хотят еще молиться? Да если бы они не молились, как бы выдержали все трудности? Видимо, молятся и молятся всем существом, может быть, даже не понимая, что молятся. Жизнь на­столько стала трудной, что остается ждать помощи только от Бога. Вспоминается, как в войну люди спасались только в храмах от бесчисленных похоро­нок.

Смотрю, вот пришла, кажется, еврейка, бледная, видимо, тоже горе. Где утешиться, пришла в русский храм. Глядит осторожно и непривычно, но тоже хочет помолиться. Господи, народ молится, если кажется даже нам, что не молится.
Мне нужно было уже уходить. Но как пройти, надо расталкивать. Чуть ступил, женщина позади:
- Вы хотели выйти? Проходите,- говорит пре­дупредительно, ласково и с любовью.

Я шагнул, уступают место. И вот сегодня, молясь за вечерней молитвой, взглянул на Распятие. Он, Господь, распинаясь, никого не судил. Мне кажется и я сегодня никого не осудил. В храме не пробилось ни одной слезы, а за вечерней молитвой не могу удержаться от слез. Это от их молитвы, от горя народного. Господи, спаси нас.

Номер: 
Месяц: 
Год: