«Если по-настоящему любишь – это всегда о другом, а не о тебе»

Схиархимандрит Иоаким (Парр), настоятель монастыря преподобной Марии Египетской в Нью-Йорке, на протяжении многих лет занимается миссионерской деятельностью, организует помощь бездомным.

Однажды, проезжая на машине по улице Сан-Франциско, отец и сын Парры увидели идущего пожилого священника и решили его подвезти.

«Православный?» — спросил священник молодого человека. «Католик», — ответил он. «Православный, православный…» — повторил батюшка. Это был русский священник — будущий святитель Иоанн Шанхайский.

Католическим монахом Джон стал в восемнадцать лет. Приняв Православие, был пострижен в монашество в Свято-Ильинском скиту на Святой Горе Афон, где подвизался восемь лет.

----------------------------

— Отец Иоаким, свои беседы с людьми в церкви и лекции вы начинаете с темы любви. Почему столько внимания вы уделяете проблеме любви и взаимоотношений с ближними в жизни человека?

— Суть человеческих взаимоотношений — настоящих взаимоотношений! — Священное Писание объясняет нам очень просто: «Вы можете делать что угодно: выполнять любую прекрасную работу, заботиться о страждущих и болящих, воскрешать мертвых, ходить по воде, двигать горы, но если не имеете любви — вы ничто!» Потому что в этом и есть смысл жизни — наши отношения с людьми, единение с ними, связь с ближними. Но поскольку истинных взаимоотношений не может быть без любви, в первую очередь мы должны заботиться об окружающих нас людях. Заботиться больше, чем о себе самих. Поэтому любовь требует, чтобы мы вышли за рамки своего «я», своего эгоизма, чтобы мы отдавали, а не брали — любили других, а не себя.

Любовь — единственный истинный человеческий акт, это свобода от изоляции. Всё, что мы совершаем, будучи человеческими существами, имеет отношение к любви — любви к себе, к Богу или ближним. Любовь к себе деструктивна, она изолирует человека от мира и окружающих его людей, превращает в индивидуалиста: человек замыкается в собственном мирке, постоянно тревожится, волнуется, переживает по поводу и без. Любовь к Богу или ближнему заставляет человека отринуть себя и свои потребности, человек больше хочет дарить, чем получать.

Причина, по которой я постоянно говорю о любви, в том, что о любви говорил Христос. В самом начале в Евангелии сказано: «Бог так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного». Единственная причина пребывания Христа на земле — любовь. И приходил Он для того, чтобы научить нас любви. Люди часто говорят: «Я должен любить себя, должен заботиться о том и об этом», — на что я отвечаю: «В четырех Евангелиях, что оставлены нам в качестве руководства ко спасению, нет ни одного места, где бы говорилось о любви к себе — ни в одном из четырех Евангелий вы не найдете такой заповеди». Единственная заповедь, которую оставил нам Христос, — заповедь о любви друг к другу. «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя». Слышите, ни слова о любви к себе! Более того, Бог говорит, что мы должны возлюбить своих врагов! Весь смысл послания Христа — в любви. Поэтому невозможно говорить о Христе или о Церкви, даже о человеке, не затрагивая тему любви. Вот почему я постоянно, везде и всюду говорю о любви.

Чтобы быть с Богом, мы должны это выстрадать

— Вы акцентируете внимание на том, что люди не умеют любить. И подчеркиваете, что на самом деле мы даже не понимаем, что это такое — истинная любовь.

— До грехопадения Адам и Ева жили в полном осознании Бога и Его присутствия в их жизни, находились в постоянном общении с Ним. Когда же первые люди стали думать о себе, превратили прежнее сознательное понимание Бога, любовь к Нему и отношения с Ним в то, что называется «а как же я?», — они согрешили, стали гордыми и непослушными. Именно из-за грехопадения осознание постоянного Божиего присутствия и связь с Богом были потеряны для человека. Поэтому мы больше не находимся в постоянном богообщении. Теперь, чтобы быть с Богом, мы должны это выстрадать. Требуются огромный труд и работа над собой на протяжении всей жизни, чтобы вернуть то состояние, которое было в раю до грехопадения.

Адам и Ева пали потому, что вместо Бога поставили в центр себя и свое «я». Поэтому с тех пор люди зациклены на себе, думают только о собственных нуждах. И так как всё теперь вращается вокруг нас самих, любые взаимоотношения представляют трудность. Мы говорим так: «Я люблю тебя, а ТЫ любишь МЕНЯ? ТЫ обещал, но не выполнил своего обещания! ТЫ не сделал то-то и то-то!» Мы всё время ставим в центр себя и говорим о собственной персоне, даже не замечая этого! Поэтому мы должны учиться любить.

Любовь присутствует там, где есть забота о другом, а не о себе. Если любишь, в центре стоит другой человек, а не ты. Если же наоборот, то это эгоистичная любовь к себе. Если вы говорите: «Я люблю всех в этой комнате, кроме одного человека», — другими словами, один из этих людей вам не нравится — любите ли вы? Конечно, нет — вы не любите никого. Единственный, кого вы любите, — это вы сами. Если вы любите человека только при условии, что он к вам хорошо относится — то есть в соответствии с тем, как вы судите о нем, — то это тоже любовь к себе. Мы должны следовать заповеди и подражать Христу — любить всех людей без исключения. Никаких различий! Любить не за внешность или заслуги, не из-за выгоды или потому, что кто-то обещал что-то сделать для нас, — нужно любить человека таким, какой он есть. Кто мы есть? Кто вы? Кто я? Мы чада Божии, и Он любит нас одинаково, не делая между нами различий. Если я говорю, что не люблю какого-то определенного человека, то я и любого другого тоже не люблю, хоть и утверждаю обратное.

Поэтому любовь — это всегда Бог. Без Бога любви нет. Вы не можете утверждать, что любите своего мужа или жену, но при этом не любите Бога. Увы, вы не любите и супруга тоже, а любите только себя и понятия не имеете, кто есть ваш муж или жена. Вы даже не знаете, кто вы есть на самом деле. Необходимо помочь людям прийти к осознанию, что подлинные взаимоотношения — это любовь к Богу и ближнему.

— На ваш взгляд, что является основной проблемой в духовной жизни в наши дни?

— Эгоизм, зацикленность на себе. Я бы даже сказал — одержимость собственной персоной. Когда человек думает о себе, другие люди для него представляют интерес только в том случае, если от них можно что-то получить. Если люди дают вам то, что вы хотите, вы принимаете их в круг своих интересов, они находятся в вашем сознании. Ежели нет — они вне ваших мыслей и дел, вы держите их на расстоянии. Важно только то, что ВЫ чувствуете, что ВЫ хотите: важны ли вы в обществе или семье, как вы выглядите, заботятся ли о вас другие и тому подобное. Вы не можете думать ни о чем другом, кроме себя — ваш разум вращается вокруг вас и никого больше. Но Господь говорит: «Возлюби Бога всем разумением своим». Как человек может любить Бога, будучи одержимым собой? Это невозможно. Когда мы думаем о себе, в первую очередь мы преступаем против слов Господа: «Люби Меня всем сердцем своим». Вместо этого мы говорим: «Нет, нет, нет, я люблю себя и предоставлю Тебе, Бог, немножко места в своей жизни». Однако Господь не отвечает такому человеку.

Когда приходишь в хоспис и помогаешь умирающим: моешь их, убираешь за ними, – тогда приходит осознание, что человек – это нечто большее, чем плоть и кровь.

— Почему это происходит с людьми? Как нам избавиться от эгоизма и самости?

— Нет ничего нового под солнцем — так было со времен падения первых людей, когда мы потеряли постоянную связь с Богом из-за греха. Необъяснимое желание богообщения, жажда соединения, наполненности, единения, завершенности есть в каждом человеке. Мы ищем нечто, что наполнило бы нас, мы понимаем, что чего-то не хватает. И это что-то — Бог. Это испытывают все люди без исключения. После грехопадения люди всё время ищут этой наполненности. Но ищут не там — они не понимают, чего именно им не хватает, пытаются забыться в отношениях с противоположным полом, затем им становится скучно, и они начинают искать что-то новенькое, потом и это надоедает, и опять по кругу. Человек встречает кого-то, влюбляется, жизнь начинает играть новыми красками, но, увы, опять то же самое: начинают бросаться в глаза недостатки, которые раньше почему-то не замечались, человек разочаровывается, «любовь» сходит на нет.

Вместо того чтобы осознать, что желание наполненности реализуется исключительно в Боге, мы пытаемся найти выход в чем угодно, только не в Нем, — в других людях, в тех, кого мы любим или кто нам нравится, в различных занятиях, работе. Однако ничего не меняется. Всё это происходит потому, что никто не может нам дать того, что дает только Бог, — никто и ничто не может заменить Господа. Мы никогда не сможем построить отношения с ближними, пока не найдем Бога. Вот в чем смысл любых взаимоотношений: они должны приводить нас к Богу. Единственный путь избавления от собственного эгоизма — научиться любить своих ближних.

До тех пор, пока ваша жизнь сфокусирована на вас самих, вы не сможете избавиться от самости. Предлагаю каждому, кто страдает от одержимости собой и хочет научиться любви и самоотречению, научитесь видеть ваших страждущих братьев и сестер. Это хорошо ударит по вашему тщеславию, вы забудете о себе и собственном «я». Идите в хоспис или больницу, и тогда вы осознаете: помогая другим, вы спасаете себя. Когда вы помогли бездомному, накормили голодного на улице, ВЫ получили благословение, а не они! Потому что вы дали другому нечто, в чем он нуждался. Вы увидите, как изменится ваша жизнь, осознаете, что вы начали меняться. Когда приходишь в хоспис, где люди умирают от страшных болезней, и помогаешь им: моешь их, убираешь за ними, чистишь им рот, чтобы они могли глотать, — тогда приходит осознание, что человек — это нечто большее, чем плоть и кровь. Внутри тела заключен кто-то другой, плоть — это не весь человек, тело — это не я. Мы должны понять, что у нас абсолютно неверное представление о нас самих. Мы — это наша бессмертная душа. Смысл в том, ЗАЧЕМ я живу, а не КАК я живу.

Сегодня люди нуждаются в том, чтобы скинуть оковы эгоистичной любви к себе, которыми они порабощены. И сделать это они смогут, если начнут жертвовать собой, отдавая себя другим, служа ближним. Но это не просто, конечно. Однако удивительное дело: когда помогаешь страдающим братьям, приходит осознание того, что, проявляя эгоизм, ты становишься немощен, слаб и мал.

Когда вы идете по улице и вдруг кто-то говорит вам: «Ты только посмотри на этого пьяницу!», вы должны ответить: «Посмотри на нашего брата! Он потерян, одинок и печален, он пьян, но это наш брат!» Как мы можем пройти мимо него и не протянуть руки помощи? А если бы это был ваш родной брат по крови, что бы вы сделали? Вы бы не бросили его, потому что любите.

— Иногда трудно проявлять любовь к ближнему, который пьет, принимает наркотики, не работает. Даже если любишь его.

— Представьте такую ситуацию: вы пришли на прием к врачу, и доктор ставит вам неутешительный диагноз: у вас рак. Вечером вы объявляете эту новость в кругу семьи, и ваши родные вдруг заявляют: «О, это проблема! Ты собираешься разрушить нашу жизнь, у нас были другие планы, мы не хотим иметь с тобой ничего общего, потому что ты болен». И они уходят, потому что не хотят принять факт вашей болезни, их это не устраивает.

Итак, когда у вашего ближнего проблемы с алкоголем, к примеру, или он в унынии, вы смущаетесь, это непонятно для вас, вы не хотите этого принять. Но ваш ближний страдает, даже если он сам причиняет себе боль. Представим, что я обжег руку. Вы же будете мне сочувствовать, верно? Однако если я стану резать себя ножом, вы закричите, чтобы я перестал, — но ведь боль-то одинаковая. Ваш брат страдает, но вы видите только свою боль и неудобство ситуации для вас лично. Вы злитесь, потому что ничего не меняется. Ваш брат всех беспокоит, вы пытаетесь что-то сделать, как-то повлиять на ситуацию, но тщетно. Но вы не видите главного: ваш брат болен! Какая-то часть этого человека, вашего брата, для вас потеряна, но единственное, что вы видите, — это проблему. А вы должны увидеть человека! Когда в последний раз вы говорили брату, что любите его? Вы должны дарить ему любовь, потому что ваш брат страдает. Это непросто, но это не повод, чтобы не любить.

Бог ждет, Он здесь — неважно, что мы делаем, ведь ничто не может изменить любовь Господа к нам. Он любит нас несмотря ни на что! Бог не может не любить, и ничто не может заставить Его перестать любить нас. Это самый важный урок — мы должны научиться этому у Бога, мы должны учиться любить. Любить не за что-то, не потому что — а вопреки. Это тяжело порой, поскольку мы не понимаем любви, мы полагаем, что любовь — это то, что касается нас, а не другого человека.

Идея Церкви очень проста — следовать по стопам Христа Спасителя

— Вы перешли из католичества в Православие в 1970 году. Что подвигло вас на это решение?

— Не было какой-то особой причины, была острая необходимость в развитии. Я открыл для себя, что в Православии сохраняется традиция древней апостольской Церкви, какой она была в период жизни апостолов и в первые сто лет существования христианства. То горение, жажда, уровень устремленности, преемственность — всё это до сих пор живо и есть только в Православной Церкви. Идея преемственности древнехристианской апостольской Церкви, послушание отцам Церкви, принятие наследия Вселенских Соборов, чистота веры — всё это сохранило Православие в неизменном виде. Не каждый, кто находится в Церкви, осознаёт это. Более того, некоторые даже не имеют представления, о чем вообще идет речь. Однако это не означает, что в Церкви этого нет, — Церковь как Тело Христово хранит чистоту веры. В Римско-католической церкви осознание необходимости сохранения ранней апостольской Церкви, традиции следования отцам Церкви и стояния в чистоте веры было серьезно подорвано в Средние века (в XIII веке и позднее) в связи с влиянием схоластики. В качестве основного инструмента в понимании теологии была принята философия, которая своими методами объясняла причины существования Церкви.

Конечно, для меня это было большим искушением, борьбой, потому что, когда я начал служить в православном приходе, многие прихожане не понимали, о чем я вообще толкую. Мне могли сказать, к примеру: «Почему вы здесь, вы же американец, а не русский — это наша церковь!» На что я отвечал: «Если это ваша церковь, то мне действительно тут делать нечего. Церковь должна быть Христовой, частью которой являемся все мы. Если вы родились в России и крестились в раннем детстве, это не делает вас более православными. Я не менее православный, хоть и родился в другой стране и крестился в более зрелом возрасте. Православными нас делает Таинство Крещения, а не национальность».

Итак, когда я стал православным, это было счастьем и бременем одновременно. Во-первых, я искал этого всю свою жизнь. А тяжело было, поскольку пришлось принять Православие вместе с культурой, которую оно в себе несет. Скажем, вы хотите выпить воды, но это невозможно сделать, если у вас нет емкости, в которую воду можно налить, потому что жидкость должна быть во что-то налита, иначе она растечется. Иногда мы видим только воду и забываем про стакан, который ее удерживает. Так же и здесь: православная вера тесно связана с русской культурой и религиозной практикой, но зачастую, к сожалению, люди путают стакан с водой — Православие связывают с практикой и особенностями местных приходов.

Приведу характерный пример: в последнее воскресенье накануне Пасхи, в Вербное воскресенье, я был в одном приходе, где люди утверждали, что нужно использовать только вербу: «Это же и есть Церковь! Вербное воскресенье — это исключительно ветки вербы! Вот Православие!» Я начал объяснять, что во времена Христа не использовалась верба — тогда были пальмы и другие деревья. «В нашей местности тоже растут пальмы, — сказал я, — но вы настаиваете на вербах только потому, что в это время года в России распускаются вербные деревья. И это Православие? Это, извините, сумасшествие!» В итоге мы использовали в храме разные ветки, но люди пришли в еще большее негодование: «Вы отрицаете нашу традицию, нашу веру! Вы меняете Церковь!» Они не понимали меня совсем — поэтому было непросто вначале. Сейчас это всё уже позади, и я понимаю данные трудности, связанные с традицией.

— Христиане призваны быть миссионерами. Что именно мы должны делать, и в чем состоит миссия Церкви?

— Суть церковной миссии была открыта нам Христом: нести в мир весть о Боге, научить все нации, Кто был и есть Иисус Христос, крестить их во имя Отца и Сына и Святаго Духа. К этому призывает нас Сын Божий — открывать людям путь к Отцу Небесному. И путь этот — Иисус. Миссия Церкви — привести всех людей ко спасению. Православные христиане, которые не верят, не осознают, что только Христос есть путь, истина и жизнь, находятся не на правильном пути. Нужно верить, прежде чем доносить эту веру до других, нужно сделать это частью своей жизни. В первую очередь миссионеры должны быть христианами, и задача Церкви — привести всех ко Христу. Некоторые утверждают, что все религии одинаковые и не столь важно, как верить. Но это очень важно!

Что касается социального служения в Церкви, на мой взгляд, зачастую это не очень удачное дело, так как не сближает нас с ближними, лишает возможности близкого контакта с теми несчастными, кому нужна наша поддержка. Человек просто кладет деньги в ящик для пожертвований или покупает еду или одежду нуждающимся, считая, что таким образом исполнил свой христианский долг. Но мы не видим за всем этим человека как личность. Мы даем милостыню ради самих себя, чтобы почувствовать себя лучше, а не потому, что мы любим нашего страдающего брата или сестру и переживаем за них.

Как вы думаете, какая самая серьезная болезнь современного общества в России? Одиночество!

— Как вы думаете, какая самая серьезная болезнь современного общества в России? Что вы видите повсюду?

— Я думаю, самая большая проблема в наши дни — это одиночество. Сейчас почти все одиноки, люди не могут оставаться в тишине на долгое время, не могут быть одни — потому что они пусты внутри и напуганы. Молодежь принимает наркотики и алкоголь, чтобы не думать, забыться, спрятаться от проблем. Они втыкают в уши наушники, в которых гремит музыка, «уходят» в компьютерные игры, фильмы, видео и тому подобное. У них половые отношения, а не любовь. У них есть деньги, различные игрушки-развлекалки, они трудоголики — всё это для того, чтобы только не оставаться наедине с самими собой. Одиночество — огромнейшая язва, болезнь современного общества. И всё потому, что люди далеки от Бога, у них нет связи с Ним, нет отношений друг с другом — и они не знают, что делать.

Идея Церкви очень проста — следовать по стопам Христа Спасителя. Что Он делал, когда жил на земле? Для чего Он пришел в мир? Что нам делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Христос сказал очень ясно: «Всё, что вы сделали своему ближнему, вы сделали Мне. Когда Я был голоден, вы не дали Мне еды; когда испытывал жажду, вы не дали Мне пить; когда Я был в тюрьме, вы не навестили Меня; когда Мне было одиноко, вы не пришли ко Мне». Ученики спросили Христа: «Когда Ты был голоден, хотел пить, был в тюрьме или одинок?» И Господь ответил: «Каждый раз, когда ваш брат был голоден, жаждал, был в заключении, на улице, одинок, наг, — это был Я, и вы не помогли Мне». Вот завещание Христа. Если мы хотим увидеть лик Христа, мы должны научиться любить наших ближних. Иисус сказал: «Кто видел Меня, тот видел Отца». Можно перефразировать это так: «Если ты видишь Христа в своем ближнем, то ты лицезришь Самого Бога». Если ты узнал во Христе Бога Отца, то узнаешь в своем ближнем Христа. Если же ты не можешь увидеть Христа в своем брате, то никогда не увидишь Его — поэтому мы и страдаем. Почему Церковь настолько отделена, далека от общества? Потому что люди не слышат призыв. Вы живете в Москве, где большинство людей в возрасте от пятнадцати до сорока не интересуются Церковью, они даже не думают об этом.

— Часто можно слышать от невоцерковленных людей: «У меня Бог в душе»…

— И им не нужна Церковь, я понял. Они с таким же успехом могут сказать, что они не нуждаются в пище, так как еда у них в желудке, или им не нужен воздух — он у них в легких. Это нонсенс — оправдание, чтобы ничего не делать. Вера — это взаимоотношения с Богом, она не существует сама по себе. Люди, которые говорят, что Бог у них в душе и поэтому им не нужна Церковь, — эгоисты, которые любят только себя и отрицают тот факт, что они должны находиться в отношениях с другими людьми. Они говорят: «Я люблю всех, я люблю Бога. Бог во мне, мне не нужна Церковь!» Но это же просто абсурд! Под всем этим скрывается тот факт, что такие люди не хотят чем-то жертвовать, отдавать себя, не желают быть частью Церкви, они хотят жить для себя и жить так, как хотят.

— Некоторые утверждают, что им еще рано ходить в храм, они слишком молоды для этого, хотя людям за сорок-пятьдесят лет.

— Я бы им сказал: «Бегите в храм! А то будет слишком поздно!» Могут ли они гарантировать, что будут живы завтра? Они, конечно, на это надеются, но что, если Бог призовет их завтра? Что они скажут Ему? «Прости, Господи, я был занят, мне было не до Тебя, я не хотел отдать Тебе свою жизнь, я слишком эгоистичен, люблю только себя». Мы должны зажечь в этих людях огонь.

Окончание следует

Схиархимандрит Иоаким (Парр)

Номер: 
Месяц: 
Год: