Четверо непослушных

Когда я был маленьким, леса у нас были погуще и медведей в них побольше. Встречались лохматые с людьми запросто. Пойдут девушки по малину, а мишка тут как тут. Они ягоды руками да в лукошко, а он лапами да в рот. Напугаются друг друга – и в разные стороны. Девушки в крик, мишка в рев. Только у него убытка меньше – ягоды в животе. А у них из лукошек все повысыпятся!
Каких только сказок у нас про косолапых не рассказывали! А вот со мной такое приключилось, рассказать – не поверят!
Жили мы с сестренкой Надей в лесной сторожке, в Темниковском бору. Отец у нас лесником был. Лес караулил. Сядет утречком на коня и до вечера по просекам ездит, досматривает. Нет ли где пожара, нет ли злой порубки.
А мама по дому прибирается, хозяйство ведет. Однажды пошла в деревню сольцы призанять, достать спичек и строго-настрого наказала:
– Сидите, детки, дома, с кошкой играйте, далеко никуда не отходите. Не ровен час, заблудитесь. Комары заедят, болота затянут.
А я озорной был. Как только чего нельзя – так меня и тянет через нельзя перепрыгнуть. Не успела мать отойти, как я тут же хвать сестренку за руку и пошел в лес. От дерева к дереву, через пенек да на кочку, посмотреть, что в лесу делается, когда никого дома нет.
Там ягода земляника приманит, там птичка от своего гнездышка поведет. Так зашли мы далеко и вышли на берег ручья. Слышим, там кто-то плещется.
Пригляделись – два медвежонка. Шлепают лапами по воде, брызгаются. Такие веселые малыши! Ростом меньше сестренки.
Ну, мы к ним – обрадовались товарищам и давай играть.
То на песке вместе покувыркаемся, то в ручье побрызгаемся. Они нас запросто в игру приняли. И не спросили, чьи, откуда. Видят, маленькие, значит, друзья. И так весело было играть! Только мы-то их ничего, а они нас шибко исцарапали. Не со зла, конечно, нечаянно. Нам мама ногти стригла, а ихней ножниц, поди, не было. Вот и царапались. И визжали мы от удовольствия на весь лес.
Заигрались, и вдруг через кусты – их мама. Большущая такая, как наш отец в зимнем тулупе. Мы не испугались, нас ведь никто из больших никогда не трогал. А медвежата струсили… Ушки прижали, сами съежились. Видно, крепче нас материнский наказ помнили – не озорничать. Заворчала медведица. Подошла, обнюхала нас с головы до ног. Знать, не понравились мы ей, своевольники. Как фыркнет да как наподдаст своим медвежатам! Одному шлепка, другому шлепка. Заскулили они и покатились в лес. Как два клубочка. Наверное, к своему дому.
Шагнула за ними медведица. Потом остановилась. Посмотрела на нас, пофыркала. Подошла снова и как наподдаст шлепка и мне и сестренке!
Ой, да как больно! Заревели мы и тоже бежать. Медвежата в одну сторону, а мы в другую.
Прибежали домой, ревем:
– Ой, мама, нас чужая тетенька побила!
Мать только что вернулась, хватилась нас, а мы вот они, с плачем к ней бежим.
– Какая вас тетенька обидела?
– Большая, лохматая, летом в шубе!
Тут наша мама где стояла, там и села. Ноженьки подкосились, А когда рассказали мы ей все толком, вытерла она слезы рукавом и говорит:
– Добрая это была тетенька, а не злая. И своих, и чужих детей правильно поучила! Будете теперь старших слушаться.

Я.М.Пинясов

Номер: 
Месяц: 
Год: