Пища для настоящих отшельников

Великим постом родителям нео­жиданно пришлось уехать. Присматривать за Максимом вызвали бабушку.
В день отъезда мама очень нервничала. И было отчего. Бабушка не во всём разде­ляла взгляды молодой семьи. Сама она в церковь ходила не очень-то часто и пост со­блюдать считала лишним. Поэтому мама и боялась, что за время их отсутствия Мак­сим разболтается и церковная жизнь его нарушится.
— Марина Александровна, — в какой раз просила она. — Не забудьте, что Мак­сим у нас постится. Готовьте ему, пожалуй­ста, постную пищу. И напоминайте, чтобы он утром и вечером читал молитвы.
— Уж напомню, напомню. Если сама не забуду, — отвечала бабушка, — а с едой ва­шей, милые, я и не знаю, как справлюсь. На одной картошке и макаронах, пожалуй, и ноги протянешь.
Бабушка всё же решилась недовольно глянуть на маму.
Ребёнку можно и послабление какое-нибудь сделать.
Да что ты, бабушка! — закричал Максим, — мы с тобой замечательно попостимся! Ещё лучше, чем с мамой. Я тебя враз научу. Главное — купить нужные продукты. У меня уже и список приготовлен...
Но договорить Максиму не дали. Пора было прощаться. Первым вышел отец. Мама ещё раз умоляюще взглянула на бабушку и прижала платок к глазам.
– Иди, иди, не пропадёт он со мной, – сказал Марина Александровна, подталкивая её к двери.
Когда перестали махать вслед отъезжающим и отошли от окна, бабушка опять вспомнила о посте.
И зачем он только нужен, этот пост? Да ещё такой стро­гий? Морока с ним одна, — ворчала она, собирая обрывки бу­маги по комнате.
Пост нужен для духовной жизни, — авторитетно сказал Максим. — Сам Господь постился. И святые все постились. Пост — это весна души. Когда мы постимся, душа у нас рас­цветает.
Бабушка застыла, сжимая в руке «букет» из рваных газет. Потом тихо опустилась на диван.
Ой, — застонала она, — прямо как из книжки...
Из книжки, из книжки, — весело подтвердил Максим. — Я тебе тоже дам почитать. Ты послушай, я ещё расскажу. Еда кормит тело, а пост кормит душу. Если кормить одно тело, то оно задавит душу...
Да твоего тела не хватит даже стрекозу задавить, — пе­ребила бабушка.
Максим и на это нашёлся, что ответить.
Душа, она легче стрекозы, — сказал он.
Тебя не переспоришь, — отступилась бабушка. — Только вот что мы сегодня на ужин готовить будем?
А мы готовить не будем, — Максим даже запрыгал от удовольствия, — мы готовить не будем. Мы будем поститься, как настоящие отшельники.
Какие ещё отшельники? — с опаской спросила бабушка.
Были такие монахи-отшельники, они жили в каменных пустынях и лесных дебрях. Пищу они не варили и ели, что придётся.
Было заметно, что Максим хорошо подготовился к приез­ду бабушки. Однако и она просто так, без борьбы, сдаваться не собиралась.
А где они брали это «что придётся», которым пита­лись? — спросила бабушка.
Одни питались диким мёдом, другие — ягодами и коре­ньями, а некоторым еду приносил ворон.
Максим немного помолчал и продолжил:
А ещё иногда благочестивые люди приносили отшельни­кам немного пищи. Когда не было вокруг ни ягод, ни кореньев, ни дикого мёда. И всё равно отшельники не варили ни супа, ни каши. У них был самый строгий пост.
Но мы-то с тобой не отшельники...
Как ты не понимаешь, бабушка, — Максим и руками взмахнул, — мы будем с тобой подражать их жизни. Перени­мать их опыт.
Хорошо, — согласилась бабушка, — только ведь у нас нет ни дикого мёда, ни благочестивого мирянина с корзиной фи­ников.
Бабушка тоже иногда кое-что почитывала и про финики знала.
– Да мы не одними финиками можем питаться. Я тебе це­лый список приготовил. Ты купишь в магазине все необходи­мые продукты, и мы можем сразу же начать подражать отшель­никам, — наконец Максим протянул бабушке листок со списком. — Пока наши вернутся, мы совсем привыкнем к строгому посту.Духовная жизнь сильно зависит от поста. Мама очень обрадуется.
Бабушка развернула список. Прочла несколько слов.
Да, — протянула она со странным выражением, — мама непременно обрадовалась бы. Боюсь только, что моему старо­му желудку с непривычки трудновато будет. Поэтому я сейчас замешу постного теста да налеплю вареников с морожеными ягодами. Немного перекусим. А к вечеру можно сделать карто­фельную запеканку с грибным соусом или морковный пудинг с изюмом и яблоками. Это, конечно, не совсем отшельничья еда, на которую ты рассчитывал, но тоже не помешает расцве­тать душе. Согласен?
Согласен, — Максим вздохнул. — Только можно в вос­кресенье я один попробую немножко попоститься, как насто­ящий отшельник?
Бабушка минуту подумала.
— Можно, — сказала она и добавила, — но после того, как пообедаешь.
Бабушка вышла в кухню. На столе остался лежать клетча­тый листок из тетради. «Продукты для отшельников» — было написано вверху крупными красивыми буквами. Почерк у Максима был отличный. Дальше, в столбик, буквами помень­ше шёл список постных продуктов:
«Чипсы с луком, чипсы с укропом, чипсы с солью, газиров­ка, сухарики «Три корочки», мармелад, конфеты «Красная Шапочка», мандарины, шоколад «Слава», пастила, яблочный сок, фисташки, халва ореховая, пряники, компот из вишен, воздушная кукуруза, сушки с маком, солёные крендельки, се­мечки, леденцы с сиропом...»
На леденцах список не заканчивался, но бабушка, кажется, дальше пятого пункта и не читала.

Протоиерей
Сергий Николаев

Номер: 
Месяц: 
Год: