В.М.ШУКШИН И ПРАВОСЛАВНАЯ ВЕРА

Читатели «Александро-Невского вестника» были хорошо знакомы с о.Андреем Суховским. На страницах нашей газеты батюшка часто отвечал на духовные вопросы, делился своими воспоминаниями. А о.Андрею было о чем рассказать, на его духовном пути встречались и известные архиереи, и прославленные старцы, некоторые из них ныне канонизированы. Батюшка говорил: «Это были обычные, часто немощные люди, но в них было что-то, чего нет у других, – то, про что преподобный Серафим говорил: «Мир, сердце, доброта, благодать». Еще Антоний Сурожский сказал: «Невозможно поверить в Бога, если ты хоть на одном человеке не увидишь божественного света». Вот нашему поколению сподобилось не на одном увидеть его, а на многих.»
Сегодня, молитвенно вспоминая почившего батюшку, предлагаем нашим читателям одну из его последних статей, посвященных творчеству нашего земляка В.М.Шукшина.

У многих людей вызывает сомнение, был ли верующим в Бога В. М. Шукшин. Некоторые люди даже говорят, что «церковники специально примазываются к этому любимому народом писателю, режиссёру и киноактёру, чтобы увеличить свой авторитет». Как же обстояло дело в действительности?
Мать В. М. Шукшина, Мария Сергеевна, была очень религиозным человеком, но церковь посещала редко, и своих убеждений детям, практически, не передала. Первую половину своей жизни Василий Макарович был атеистом, что видно из его произведений. Во время учёбы в Институте кинематографии (ГИТИС) он подружился со своей сокурсницей Р. А. Григорьевой. Нередко бывал в их доме. Это был особый дом. Мать Р.А. Григорьевой, Нина Васильевна Попова, была организатором и многолетним председателем ССОД (Союза обществ дружбы с различными народами), а также одновременно организатором и многолетним председателем Комитета советских женщин. Обладая большим обаянием и и гостеприимством, она принимала у себя не только всемирно известных людей, но и друзей своей дочери. Там нередко бывал ещё малоизвестный В. Высоцкий, И. Глазунов, а в последующем В. Распутин и многие другие писатели, киноактёры и просто интересные люди. Хотя Нина Васильевна во время Великой отечественной войны была первым секретарём Краснопресненского райкома партии, одним из руководителей Московского подполья, созданного на случай взятия Москвы немцами, позднее секретарём ЦК КПСС, – в сердце она хранила православную веру, которая позднее более ярко затеплилась в ней.
Ренита Григорьева была комсомольским и общественным деятелем. Очень общительная, внутренне сильная, она притягивала к себе людей. В 60-е годы она поехала в Елец, чтобы обратится к известному в тех местах хирургу Николаю Александровичу Овчинникову. Каково же было её изумление и негодование, когда дверь открыл седой, с длинной бородой священник в рясе. Со свойственным ей комсомольским задором, она обрушила на него обвинения, что «стыдно в наше время менять белый халат гуманной профессии врача на чёрную рясу». Отец Николай выслушал её, потом взял какую-то книгу, показал ей и спросил: «Читали ли Вы это?». Это было Евангелие. Затем сказал: «Я много лет отдал лечению тела человеческого, а теперь время лечить души». Вскоре Маргарита (как её назвали в крещении) стала любимой духовной дочерью отца Николая.
Она привезла в Елец мать, которая была родом из Ельца и потомком по боковой линии известного церковного писателя архиепископа Иннокентия (Борисова). Она исповедалась и причастилась у отца Николая, возможно, впервые в жизни. Нина Васильевна, пользуясь своим общественным положением, выполняла просьбы отца Николая по сохранению Елецких храмов.
Конечно, и своим друзьям Маргарита с восторгом рассказывала об отце Николае и приобретенной ею православной вере. Многих из них она возила в Елец, где они принимали крещение и становились членами нашей Церкви.
Подобные разговоры она вела и с Василием Шукшиным. Он «тормошил» её, и никак не мог понять, как это можно изменить своим старым убеждениям и поверить в Бога. Но с годами что-то стало меняться в нём. Эти постепенные изменения отразились в его творчестве: это «Калина красная», где «исповедь сердца» героя происходит на фоне храма; некоторые места его произведения «До третьих петухов»; и, наконец, в его рассказе «На кладбище».
Уже в самое последнее время незадолго до своей смерти он говорил Р. А. Григорьевой, что, наконец, поверил в Бога: «Отца и Сына и Святого Духа»...
Свидетелем его веры может быть и младшая дочь, Ольга, особенно внутренне близкая отцу. Она является глубоко верующим православным человеком, живёт в Сергиевом Посаде и работает в воскресной школе при Свято-Троицкой Сергиевой лавре.
Мария Сергеевна, мать В.Шукшина, когда приезжала в Москву на похороны сына, исповедалась и причастилась в храме Ильи Обыденного, что рядом с ныне восстановленным храмом Христа Спасителя.
В 1992 году в храме Успения Божией Матери г.Бийска мне довелось исповедать и причастить сестру писателя – Наталью Макаровну. Это были ее первые в жизни исповедь и причащение.
В этот же год на Алтай был привезен Иерусалимский благодатный огонь. Этот огонь в лампаде мы с Р.Григорьевой довезли до Сростков. Затем лампаду поставили на горе Бикет у Креста, который освятил Святейший Патриарх Алексей II. Крест расположен рядом с кладбищем. Пропели панихиду по рабу Божьему Василию, его матери Марии и других близких и знаемых, похороненных на этом кладбище. Как только закончили и произнесли «Аминь», огонёк в лампаде потух…
Священник Андрей Суховский, Республика Алтай, с. Усть-Кокса

Номер: 
Месяц: 
Год: