Сильнее сильного

Кустик чёрной смородины рано почувствовал весну.Чуть только стало пригревать солнышко, почки на нём зазеленели, потом распустились, и кустик зацвёл.
Какой он был сильный, здоровый, радостный, сверху донизу убранный кистями зеленоватых цветков!
Но в тот самый день, когда на нём распустились последние цветки, рядом с ним из-под земливытолкнулся какой-то чужой росток – толстый белый крючок. На холодном весеннем воздухе он сначала покраснел, потом стал зеленеть и расправлять свои листочки. Кустик чёрной смородины не обращал на него внимания: росток как росток, – мало ли их весною?
А росток все рос и рос, стал зелёной веточкой, лёг на землю и начал потихоньку подползать к кустику. Подполз и прижался верхушкой к одному из его стеблей.
– Ты что? – ласково спросил его Кустик. – И кто ты такой?
– Я Вьюнок, Вьюночек. Я очень слабенький: не могу сам держаться в воздухе, вот я и прижался к тебе. Ведь ты такой сильный, такой крепкий!
– Да, я сильный, – ответил Кустик. – Вот увидишь, сколько на мне будет ягод, и каких крупных! Ветки склонятся под их тяжестью. Но я всё выдержу.
– Какое счастье быть сильным! – сказал Вьюнок. – Позволь мне немножечко взобраться по твоему стеблю. Здесь внизу, так темно. Я хочу подняться к свету. Не бойся, я тебя не обижу.
– Ну что ты! – сказал Кустик. – Да разве я не понимаю, что ты не можешь причинить мне никакого вреда, такой-то слабенький! Ползи, малыш, ползи на здоровье. Ведь у меня же не один стебель. Видишь, как их много?
– Вижу, вижу, – сказал Вьюнок.
Он обвился вокруг стебля и пополз по нему, как змея, вверх. Полз он тихо-тихо, чуть заметно, но всё время приближался к свету. А Кустик отцвёл, – на нём появились маленькие зелёные ягодки. И он изо всех сил старался, чтобы ягодки скорее подрастали, и наливались. Но жить ему становилось день ото дня труднее: из-за вьюнка ему не хватало ни воздуха, ни света, ни пищи.
Зато Вьюнок быстро окреп и разросся. У него выросли веточки, и они обвились вокруг ветвей Куста. Теперь Вьюнок стал расти ввысь и вширь и скоро заплёл половину Куста и прикрыл его листьями своими.
Кустику стало совсем уже душно и темно. И он решил поговорить с Вьюнком.
– Я не хочу тебя обидеть, – сказал он ему. – Я знаю, что и ты не хочешь меня обижать. Но хоть и нечаянно, а ты стал меня теснить, и я тебя очень прошу: не занимай, пожалуйста, остальных моих стеблей.
– Вот ещё! – грубо ответил Вьюнок. – Я буду расти, сколько хватит сил.
От этих слов Кустику стало страшно. И не напрасно он испугался. Вьюнок разрастался всё больше и больше, взбирался на стволы и ветки и вскоре обвил весь Кустик так, что не стало видно ни одного его листа.
Несчастный Кустик обессилел. Он уже давно перестал мечтать об ягодах: они ещё зелеными осыпались на землю. А за ними стали сохнуть и опадать один за другим и листья.
Кустик задыхался и голодал. И он решился ещё раз поговорить с Вьюнком.
– Вьюнок, – сказал он, – я дал тебе подняться к свету, а ты меня душишь, убиваешь.
– Вот чудак! – ответил Вьюнок. – Вместо того, чтобы ныть, ты бы радовался, что я уже весь в бутонах и собираюсь расцвести. Тебя же ведь украсят мои чудесные цветки.
Они действительно украсили умирающий Кустик. Нежные, бледно-розовые душистые цветки-трубы покрыли Кустик снизу доверху. Теперь он стал виден издалека, и две девочки – беленькая и чёрненькая, – проходя по дороге, заметили его и заспорили:
– Это розочки, – сказала беленькая.
– Нет, это цветёт жимолость, – сказала чёрненькая.
И обе побежали к кустику, чтобы убедиться, кто прав. Тут чёрненькая стала восхищаться Вьюнком, а беленькая раздвинула его сплетённые стебли, увидела под ними засыхающие ветки Кустика чёрной смородины и пожалела его.
– Противный Вьюнок, – сказала она, – заплёл такой хорошенький кустик, совсем его задушил!
И она стала раскручивать крепкие, похожие на проволоку стебли Вьюнка.
– Не надо, не порти! – воскликнула чёрненькая, но тут же передумала:
– Ну, хорошо, мы сделаем себе из Вьюнка веночки.
Вдвоём девочки быстро раскрутили и оборвали все стебли Вьюнка. А потом беленькая нашла черепок, выкопала им длинное корневище Вьюнка и забросила его в канаву.
– Веночки у нас будут, но твой кустик всё равно не оживёт, – сказала чёрненькая, когда девочки собрались уходить.
– Нет, может, и оживёт, – ответила беленькая. – Ветки у него гибкие, – значит, живые.
И она оказалась права. Осенью, когда пошли дожди, Кустик чёрной смородины очнулся и зазеленел.
«Уже весна, – подумал он. – Но отчего же Солнце поднимается так поздно и так быстро скрывается? Почему деревья и травы так печальны? И что такое со мной? Я никогда ещё не встречал весну таким усталым и слабым».
Он чувствовал себя слабым, пока на его ветках не развернулись листья. Но когда они расправились, выросли и стали ловить солнечные лучи, Кустик чёрной смородины повеселел и окреп. И тогда-то он вспомнил всё, что с ним случилось, и понял, что враг его погиб и что весна ещё впереди.
– Я буду жить! – воскликнул он. – Я буду жить, и никто не будет мне больше мешать!

Нина Павлова

Номер: 
Месяц: 
Год: