МИХАИЛ ЩЕТИНИН И ЕГО ШКОЛА

В современную школу многое приходит под именем Культуры, Творчества, Нравственности. Однако за столь красивыми словами порой скрываются опасные оккультные методики...

Член Российской Академии Образования Михаил Петрович Щетинин родился 17 октября 1944 г. в селе Новый Бирюзяк Кизлярского района Дагестанской АССР, член КПСС с февраля 1977 г. В 1973 г. заочно закончил Саратовский Государственный Педагогический институт по специальности “музыка и пение”.
Был директором музыкальной школы в г. Кизляре.
После Кизлярской школы, около 1974 г., становится директором школы в поселке Ясные Зори, Белгородской области, где также занимается педагогическим экспериментом, развивая модную тогда педагогическую идею создания школы-комплекса, в котором усиленное внимание уделяется музыке, пению, хореографии.
После Ясных Зорь Михаил Петрович оказывается в селе Зыбково, Кировоградской области, где до 1986 г. является научным руководителем эксперимента, занимая должность старшего сотрудника НИИ средств и методов обучения АПН СССР. Суть эксперимента состояла в создании школьного агропромышленного комплекса, при этом сочеталась учеба в первой половине дня с трудом школьников во второй половине дня. Кроме этого М. П. Щетининым вводились неожиданные педагогические новшества; сокращение времени уроков, отмена оценок, домашних заданий и т.п. Эксперимент не дал положительного результата и был закрыт после комиссии Министерства Просвещения СССР, что послужило основой для мифа “о гонениях на талантливого педагога-новатора со стороны официальной педагогики”.
После закрытия эксперимента в Зыбково “педагог-новатор” живет в Москве под покровительством Академика Петровского, впоследствии первого президента РАО, созданной после распада СССР вместо АПН СССР. Этим знакомством, видимо, объясняется включение Щетинина, не имеющего ни одной ученой степени в число академиков-учредителей РАО.
В это же время он знакомится с трудами и учением Рерихов, изучая их в музее-квартире Юрия Рериха. Вооруженный новыми знаниями, Щетинин появляется в 1988 г. в станице Азовская Краснодарского края и начинает эксперимент с того, что за день до начала учебного года рушит все планы, объявляя о том, что классы отменяются, а вместо них формируются разновозрастные группы. Этот ход - неожиданное разрушение всяких планов - отныне является характерным и наиболее часто применяемым Щетининым приемом.
Несмотря на всеобщий энтузиазм, царивший вокруг Щетинина первые два года, к концу первого года школа, по настоянию родителей, была разделена на разновозрастную и одновозрастную, а к концу второго - разновозрастная школа официально отделилась с названием “Центр комплексного формирования личности детей и подростков”. Так в станице Азовской появилось две школы вместо одной, а М. П. Щетинин произвел “первую фильтрацию” коллектива, выделив людей, способных работать на эксперимент. Но впереди была еще “вторая фильтрация”, выделившая группу людей, преданных Щетинину лично. Пока же в школе была развернута проповедь идеи Агни-Йоги. Именно в это время в холле школы выставляется телевизор для просмотра сеансов Кашпировского и Чумака, которые в глазах Щетинина получили статус “идеальных людей”, а обладание оккультными способностями было объявлено целью гармонического развития личности.
В 1994 г. происходит “вторая фильтрация”, путем выделения Щетинина с “группой актива” в филиал, созданный специально для этого в поселке Текос под городом Геленджиком Краснодарского края. Этот шаг также был неожиданным для всех, а последующее отделение от экспериментальной школы, которая раньше была уже выделена из общеобразовательной, ознаменовалось цепью скандалов, шантажа и угроз со стороны отделившегося педагога-новатора.
В результате этого отделения Щетинин получает в бесконтрольное владение коллектив преданных ему лично адептов, которые видят в нем “Учителя”, передающего “космическую информацию”. Каждое его слово или идея воспринимаются ими как “откровение космического разума”.
В Текосский период М.П. Щетинин знакомится со многими знаменитостями, которых эксплуатирует в целях рекламы и получения средств. В их числе стоит отметить артистку Наталью Бондарчук, обеспечивающую поддержку Щетинину в рерихианских кругах, писателя Сергеева, обеспечившего Щетинину имидж в почвенническо-патриотических кругах, и Владимира Пузакова (Мегре), автора оккультно-эротической эпопеи об “Анастасии”, создавшего одноименное сектантское движение, обеспечивающее безбедное существование своему создателю.
Все описанное было бы не более, чем эпизодом из жизни пестрого сектантского мира, если бы группа Щетинина не имела официального статуса государственного образовательного учреждения, существующего на деньги налогоплательщиков, в том числе и православных, и не уводила в сектантские дебри наших детей. Если уж наши государственные деятели не могут поставить заслон сектантскому нашествию, то хотелось бы, чтобы государственные деньги и авторитет не служили бы для кормления и прикрытия тоталитарных групп, яркий пример которой являет школа “академика” Щетинина.

Священник
Алексий КАСАТИКОВ

Школа, расположенная под Геленджиком, получила в начале перестройки статус федерального педагогического эксперимента. Тогда, если помните, любое новаторство получало “зеленую улицу”. Это потом стало доходить, и то не до всех, что в так называемых новаторских школах и внешкольных объединениях существует такой культ Учителя и такое единомыслие, которые не снились и самому тоталитарному директору обычной школы. Это потом стали отчетливо проявляться черты новаторской педагогики, которые роднят и знаменитый детдом Дмитрия Карпова, оказавшийся страшнее гестапо, и полувоенные формирования Карема Раша, и школу Щетинина.
Первая такая особенность - замкнутость, идеальная охрана. Детям якобы создают идеальные условия, спасая их от жестокого, хищного мира. Дом Карпова, которым столько умилялись и которому столько жертвовали, был обнесен бетонным забором и охранялся овчарками; школу Щетинина стерегут казаки, а привечают здесь только тех, в чьей благонадежности Учитель может не сомневаться. “Я-то думал, вы наша”, - скорбно сказал Щетинин одной из посетительниц, попытавшейся вполне невинно спросить у него, как он может преподавать в школе почти все предметы, когда его единственное образование - музыкальная школа по классу баяна. Впрочем, понятия “урок” у Щетинина вообще нет: “урочить” - по-древнерусски сглазить. Причем дети и учителя имеют равные права: всякий ребенок - гений, это взрослые должны у него учиться, а не наоборот. Дети сами пишут историю (“Потому что наша история искажена русофобами и материалистами”, - объясняет Щетинин), сами открывают законы физики и математики. То есть коллективным мозговым усилием постигают Вселенную. В школе Щетинина, как видим, не учат, а внушают. Все, что может быть рационально объяснено,
подвергнуто анализу, внятно сформулировано, - здесь отрицается.
Вторая черта подобных объединений - полная неспособность Учителя-новатора внятно сформулировать, в чем особенность его методики. Повторяются слова о единении с природой, о светлом мире будущего, о детской республике. Но нравы в этой республике вполне сектантские: тут осуждают любого усомнившегося, докладывают Учителю обо всех своих переживаниях, не говоря уж о том, что ни покинуть школу, ни устроить свою судьбу без его благословения не могут. Особенная роль отводится физподготовке, а Щетинин и вовсе считает основой своей педагогики практику русского кулачного боя. Этот бой он считает занятием не столько физическим, сколько духовным. Такого рода упражнениям да еще строительству новых и новых корпусов школы посвящен весь день воспитанников. В Министерстве просвещения РФ давно нет людей, которые бы отвечали прямо и непосредственно за щетининскую школу. Во всяком случае, все попытки связаться с ее куратором ни к чему не привели. Не было ни одной проверки, которая бы подтвердила, что щетининские дети знают программу хотя бы в объеме школьного курса (на большее претендовать не приходится).

Дмитрий БЫКОВ.
Газета “Мир за неделю”

Номер: 
Месяц: 
Год: